Россия: +7 499 963 00 23 | Великобритания: +44 7980 21 30 20 info@kabestan.ru

Yacht Russia — октябрь 2013

Изо всех вопросов, которые этот человек мне мог задать, он выбрал единственный, после которого мне стало как-то спокойно за будущее моей любимой яхты, переходящей в руки нового владельца. О яхте постройки 1968 года можно спрашивать до бесконечности, и с каждым новым вопросом, возникает десять новых. Мы сидели в офисе, подписывали последние формальности, и я спросил, есть ли вопросы. Все-таки покупка далеко не простая, и если чем могу помочь, обращайтесь. Я, конечно же, немного тоже волновался, все-таки яхта была в нашей семье долгое время, я восстановил ее своими руками и лично знаком с каждым шурупом, с любовью вкрученным в тиковые надстройки, и знаю каждый проводок и конец, дающий жизнь этому сложному и безумно элегантному механизму классической яхты.

Можно было не волноваться, вопрос был единственно правильный: “С какой скоростью эта яхта идет под мотором?”

Я понимаю, что вы сейчас, скорее всего, все еще смеетесь, громко и беззаботно, над абсолютно идиотским вопросом. А как же осмос? А как работают бакштаги (68 год, как-никак)? А что вот это такое (на современных яхтах такого нет уже лет тридцать)? Есть ли советы по швартовке полнокилевых яхт (это не “Бавария” с подрулькой, скажу я вам). Господи, как рифы-то здесь брать, колесики какие-то там, где должны быть дырочки. А кингстоны-то такие еще производят? Ну, и так далее. Нет, вопрос был абсолютно неожиданный, и, в принципе, не имеющий прямого ответа. Ветер, волна, тяжеленная яхта (9 тонн на 10 метров), или же средиземноморская гладь и полный штиль? Режим экономии или “можем ли мы наконец куда-то доехать?”. Да и вообще, в яхтинге скорость — понятие относительное, не особо сравнимое со скоростью, скажем, велосипеда или “Феррари”. Как ответить-то?

И тут я задумался и понял, что, на самом деле, все предельно просто, и единственный правильный вопрос, который мог мне задать человек, который покупает эту яхту, именно в духе чего-то абсолютно бесполезного и неважного. Я вспомнил другого человека, который 10 лет назад с горящими глазами спрашивал брокера: “Вы думаете, что это действительно океанская яхта?”. “‘Безусловно!” — отвечал брокер. Контракт был подписан и я стал счастливым владельцем океанской яхты. Что было потом — абсолютно, теперь уже, предсказуемо. Я узнал все про осмос, как работают бакштаги (68 год, как-никак), лично познакомился с каждым шурупом, проводком и концом далеко не простого агрегата, узнал все о ламинировании, работе по дереву и научился чинить как фрезерный станок, так и более бытовые шкуродеры и точилки для стамесок. Параллельно стал относительно профессиональным моряком (как считают люди, возможно, не видевшие моих особо выдающихся “эпик фейлов”), особенно если дело касается черной магии швартовки полнокилевых яхт.

Океан я так тогда и не перешел, с бакштагами тоже не особо разобрался, если честно, но это все придет в мою жизнь позже. А тогда у меня хватило задора, оптимизма, вселенского упрямства и веры в то, что эта лодка — именно то, что мне нужно. Мне кажется, что, если бы меня спросили про осмос или проклейку шпангоутов, я бы расстроился. Человек, знающий наше непростое дело, быстро бы забросил прожект “классическая яхта”, и у нашей красавицы не было бы очередного витка той жизни, и красоты, и путешествий, которую ей может дать только энтузиаст. Для которого эта яхта настолько идеальна, что единственный вопрос, который для него еще не совсем понятен, это скорость или что-либо эквивалентно идиотское типа “перейдет ли эта яхта океан”. Мир маломерного классического яхтинга движим энтузиазмом и часто глобальным непониманием того, во что человек ввязывается. Тогда остается только энтузиазм, — и он всегда выгребает. Наша лодка в надежных руках. Скорость??? 7 узлов, без проблем. (“В ураган с волны”, — добавил я уже про себя). Всё будет хорошо!

Юрий Фадеев, яхтенная компания ‘Кабестан’

Shares