+7 499 963 00 23 info@kabestan.ru

Лев Халин, программа 2018

ЦЕЛЬ ПЕРЕД НАЧАЛОМ КУРСА: Моя цель в программе Кабестана – это полное погружение в таинственный и интересный мир яхтинга! Огромное желание стать в нём “своим человеком”.

А для этого нужны знания, опыт и профессиональные связи которые я буду приобретать в этом удивительном проекте!

БИОГРАФИЯ:

Предыдущая сфера деятельности: Предприниматель

Экзамен: Апрель 2019

Квалификация после окончания программы: RYA Yachtmaster Offshore, Commercial Endorsement

ИТОГОВОЕ ИНТЕРВЬЮ,  ЯНВАРЬ 2021

Зачем вы пошли на программу? Долго ли заняло принятие решения?

Я увидел объявление в интернете и меня это очень заинтересовало. Решение принимал порядка 4 месяцев. Надо было очень много подготовить, прежде чем пойти на эту программу. Зачем я пошел? Наверно из-за духа авантюризма, захотелось ярких событий, захотелось изменить свою жизнь. Жизнь капитана, она ведь очень непредсказуемая, возможно, этим она меня и привлекла. Возможно, повлияли и книги, которые я прочел в детстве, про того же Робинзона Круза и какие-то неизведанные еще острова.

 Какой был первый шок, что удивило, когда оказались на яхте?

Меня сразу же удивил большой, спортивный штурвал на яхте. Я даже подумал, как же я буду  ходить по палубе и его обходить все время, чтобы попасть в каюту? Я какое-то время к нему привыкал, а потом даже уже не мог без него жить, он мне даже снился! Еще удивил запас еды, который у нас был на переход и особенно меня удивили места, куда мы все складывали – начиная от рундуков и заканчивая пайолами –  у нас везде была спрятана еда и я ее везде находил на яхте и даже радовался, что у нас так много еды с собой!

Что стало самым сложным для вас преодолеть во время программы?

Сложнее всего для меня были первые три дня. Это был переход через Ла-Манш – English Channel. Меня очень сильно тогда укачало и я даже думал, что сейчас, наверно, умру. Прямо вот такой напряженный для меня был этот процесс! Так что, я бы сказал, что не в психологическом плане, а в физическом плане было сложно. Мы тогда сразу практически вышли, без особого ‘прикачивания’ до этого и для меня в тот момент это были сложные морские условия и это сильно запомнилось. Потом у меня, похоже, выросли ‘морские ноги’ и мы с морем подружились. Так сильно меня больше не укачивало никогда. Бывает, конечно, что когда делаешь большие перерывы между переходами, то мутит немного, однако так сильно больше не укачивало и надеюсь не укачает больше!

Как вы устроили ваш быт на яхте, как ели, спали, как организовали личное пространство?

У нас был распорядок вахт, с помощью которых мы четко соблюдали порядок и дисциплину, я знал когда мне вставать за штурвал, когда отдыхать, когда готовить еду, когда мыть посуду. Этот, в общем-то, армейский распорядок, он помогал и дисциплинировал нас, и даже объединял. Личное место – это был мой спальный мешок. Я иногда переезжал по яхте, то в носовую каюту, то в кормовую, то в салон, то на левой, то на правой стороне и спальник был всегда со мной! Это не очень большое личное пространство, зато уютное и надежное.

Предполагаемые финансовые расходы оказались выше, как предполагали или ниже? Почему?

Я потратил больше, чем ожидал, по той простой причине, что слишком много соблазнов на берегу. Мы проходили разные страны, в которых я еще не был – удивительные места, везде хотелось попробовать местную еду, алкоголь, купить подарок, сувениры, поэтому мои личные расходы на берегу превысили ожидание, не смотря на то, что всегда была еда на яхте. Я мог бы обойтись и без этих расходов, я мог контролировать их, так что здесь, как говорится, пеняй на себя уже.

Кто были ваши инструктора и что самое важное каждый из них смог вам передать?

У нас было 8 инструкторов, попытаюсь описать каждого.

Дмитрий Кондратьев – я думаю, я с ним провел больше всего времени, с него и начнем. Его надо отметить как профессионала, он настоящий гонщик и ‘спортивный яхтинг’ это про него. Он экстремал в каком то смысле и любит свое дело и мне запомнилась одна черта, как он вел себя во время шторма – он был непоколебим, отдавал себя до конца делу и подавал пример всем свои видом как капитан, что нужно подражать ему как человеку и перенимать его качества, все смотрели на него как на настоящего капитана и перенимали его опыт, его качества и понимали, что все будет в порядке. Он настоящий гонщик и с ним интересно гоняться, он полностью отдавал себя на результат.

Юрий Фадеев, мне он понравился чем – он нам рассказывал все основы яхтинга. Не только как быть капитаном, но и многие нюансы из яхтенного мира в целом – как покупать яхту, как продавать, как планировать переходы, как организовывать яхтенные проекты. Если у него спрашивать, он всегда отвечал и ничего не скрывал, он приоткрыл завесу индустрии. Мне, сидя здесь в Екатеринбурге, пришлось бы перерывать хоть два года весь интернет, но все равно не найти ответов, только изнутри. Также он мастер швартовки. Мне очень понравилось, как он учил и давал возможность попробовать, я ему многократно говорил, что я не согласен с чем-то, он мне всегда говорил, – Oк, попробуй сделать по своему. Я делал, у меня не получалось, потом я понимал в чем моя ошибка, он мне объяснял опять, он очень хорошо учит швартовке. Юра был на первом переходе и рассказывал нам, что нам предстоит. Юра еще мастер переговоров и планирования. Мне это тоже очень понравилось и я думаю это то, что нужно развивать в себе. Потому что, если ты будешь заниматься, как я планирую, организацией яхтенных туров, то там очень важно все подготовить и учесть ошибки и риски, это то, что я у него перенял. 

Дальше – Ричард Освальд. Мне запомнилась его фраза, когда мы его спросили откуда он, то он ответил “I am from the world”. То есть, это такой образец моряка, человека, который с молодости связал свою жизнь с морем и у него можно взять правильное отношения к профессии. Как можно ломая систему прожить свою жизнь и путешествовать, и зарабатывать, и жить где хочешь, и иметь тысячу друзей по всему миру, и, самое главное, оставаться счастливым не смотря ни на что. Мне очень нравилось, что он такой спокойный, он  RYA Yachtmaster Ocean, супер–профессионал, всегда чувствовалось лидерство в нем. И помимо того, что он здоровый 2-ух метровый мужик,  у него еще доброе сердце.

Филипп Фал – он очень интеллигентный, но в экстренных ситуациях, когда мы, к примеру, намотали сеть на киль или у нас квадрант сломался – он всегда невозмутимый, спокойный, рассудительный. И когда дул достаточно сильный ветер, там, 35-40 узлов, у него ни капли не было страха. Я в тот момент был с Денисом  (прим. курсант Денис Петров) на вахте, и когда он уходил спать, мы тихонечко пытались взять риф. Он выходил наверх и говорил: “Убирайте риф срочно, мы должны быстрее идти.” А потом опять уходил в каюту, мы тихонечко вновь брали риф, потому что нам было страшно. А он рассказывал истории и о том, что он попадал в непогоду и в 70 узлов. На фоне 70 узлов 35 узлов – это уже смешно. Ну, и конечно же, его опыт в настройке парусов. Мы его допытывали вечерами, он нам рассказывал, показывал, рисовал таблицы, как настраивать парус. Мы ничего не понимали, потом снова его мучали вопросами. Так что, в этом плане, конечно же, он кладезь знаний и я думаю, что каждый, кто к нему попадает, становится на три уровня, а то и на все 10 выше, чем был. 

Обри Уоллис… Очень много легенд ходит об Обри. И мы познакомились с ним в самом начале нашего путешествия, а затем уже провели с ним несколько недель в конце. Он очень требовательный, суровый, но невероятно эффективный инструктор. Он зрит в корень, учит досконально знать правила и прививает дисциплину в море. Он выводил нас уже в Англии на финишную прямую перед экзаменом, я ему очень благодарен, потому что с ним я до конца уже отточил те навыки, которые у меня хромали или я хотел подтянуть. Если была намечена швартовка и сильный ветер, то мы не смотря ни на что выходили в море и швартовались. Он разрешал допускать ошибки, но ругал, если мы были где-то безалаберны, тем самым еще сильнее нас подстегивая учиться и быть лучше, за что ему большое спасибо.


Хотелось бы еще отметить Уилла Булла. Мне понравилось, как Уилл очень тонко видит твои ошибки, грамотно, деликатно на них указывает. Он отличный инструктор, он давал нам возможность почувствовать себя в тот момент полноценными капитанами. И мы сами строили маршруты, сами делали переходы. Я думаю, что он достоин обучать студентов Кабестана, он воспитанный, и он профессионал.Oн ведь совсем немного старше меня, но уже такой профессиональный моряк. Глядя на него я думал, что я тоже могу достичь определенных высот со временем, если приложить усилия.


А также у нас был еще один инструктор  – Ник Бутс, всего неделю, но я с ним хорошо ‘прошел’ человека за бортом, все отработал. Он показал мне несколько альтернативных способов, которые мне понравились, я их использовал и они у меня получались. Также мы по Соленту делали несколько сложных ночных переходов, что тоже было для меня очень эффективным в плане обучения. Он очень веселый, но если что-то случается, сразу собран и становится лидером, вот. 

Владимир Семченко… Ну, тут конечно же, нужно отдельно сказать, потому что он преподавал мне теорию… И вообще вся манера его поведения и преподавания мне очень импонирует. Он как истинный джентльмен, как шотландец – со своей статью. Чувствуется в нем какое-то величие, что ли. Я знаю, что у него есть своя яхта Solar Eclipse. Мы с ним прошли курс теории и швартовки. Мы с ним и общаемся до сих пор очень хорошо. Я на его уроках не сразу, не сразу, но постепенно понял все хитросплетения приливов и отливов, как высчитать их и как правильно зайти. И это мне очень понадобилось в моей будущей работе в Шотландии. Там было несколько очень сложных переходов, где встречное течение доходило до 8 узлов, и мне нужно было высчитать, когда правильно пройти между островами. За что ему большое спасибо. Так что Владимир просто асс по преподаванию теории и швартовки. Я рад, что он у меня тоже был инструктором. 

Когда стало по-настоящему страшно за эти 7 месяцев?

…Был момент, когда мы шли в Бискае. И это был полный курс. Ветер дул нам в корму, и была большая, сильная волна.Я вышел в кокпит, огляделся и увидел у себя под ногами просто неимоверное количество воды. Я не понял, откуда она появилась,  я подумал, что мы тонем. До этого ни в каких штормах мне не было так страшно, потому что в этот раз  мы были очень далеко от берега, я думаю, около, 40, может, 45 миль. И я подумал, что мы тонем, и это сильная пробоина. Потом уже я догадался, что это волна захлестнула корму очень сильно, и поэтому так много воды в кокпите. И, как оказывается, ощущение, что ты сейчас утонешь, оно реально адреналина в кровь столько подкидывает, что становится страшно. Это сложно передать, но если только ты сам через это не прошел.

 Сколько раз ты хотел сбежать с программы? И что помогло все-таки остаться на ней? 

 Я ни разу не хотел сбежать. Было время, когда я очень сильно устал, и мне хотелось передышки какой-то, выходных, которых не получалось сделать в силу того, что нужно было сделать переход, и было окно в погоде. Либо уже запланирован перелет, либо обучение. Однако мысли сбежать у меня никогда не возникало. А вот желание повторить у меня есть с тех пор!

A какая из всех стран, в которых ты с нами побывал в этом, в этих походах, тебе больше всего понравилась? Страна или гавань?

На меня очень сильное впечатление произвела Англия и пролив Солент, и вообще весь этот английский яхтинг как эталон морских традиций, я бы так его назвал. 

То есть, даже вся Средиземка, Атлантическое побережье Европы, Карибы, Мальта… И все равно Англия – твой  выбор? 

Каждая акватория по своему интересна, но больше всего произвела впечатление именно Англия и английский яхтинг. Мы же сейчас в первую очередь говорим о морском деле, морской жизни. Я видел как там с детства уже приучают детей к морю, что у них во дворе стоят маленькие яхточки, да и большие. И дети уже с самых малых лет впитывают вот это желание выходить в море. И такое безумное количество яхт, разных, везде. И все очень красивые! Ну и, естественно, трафик. То количество сухогрузов и больших контейнеровозов, которые я увидел вблизи от себя в Соленте ни с чем больше не сравнится. Так что для меня это в первую очередь английский яхтинг. 

Следующий вопрос такой ‘tricky question’ – отношения с командой. Как они развивались. Вообще, как сложились, и общаетесь ли сейчас? 

Мы притирались друг к другу, я думаю, целый месяц. Потому что все люди получились разные и по возрасту, и по сфере деятельности, и по мировоззрениям. Однако нас объединяло море, и в итоге оно нас подружило. Потому что в конце программы мы стали друзьями. Я не кривлю душой, это правда, и я общаюсь со всеми до сих пор, мы созваниваемся. Может быть, с Ирой (прим. курсант Ирина Алексеева) и пореже, но я ей периодически пишу и звоню. А со всеми остальными ребятами, я думаю, что поддерживаю связь раз в месяц и с ними вижусь. Так что думаю, что это хороший проект найти друзей на всю жизнь. 

Kогда ты сдавал экзамен на Yachtmaster Offshore, он для тебя был сложнее, чем ты ожидал или легче, чем ты ожидал первоначально?

Он был для меня намного сложнее, чем я ожидал, потому что инструктор попался очень подкованный, и если мы начинали правильно отвечать, то он всегда знал, какой по теории задать вопрос, чтобы мы ‘немножечко сели в лужу’. Потому что он уже много лет этим занимается, он знает все на зубок. Когда, например, он начал задавать вопросы про флаги, и что они означают, и я знаю только, грубо говоря, как работает Alpha и Quabec (в шутку), он задавал такие вопросы, на которые я все равно не мог ответить, ну невозможно все изучить досконально, не реально. Это надо постоянно повторять и этим жить. У меня еще не было на тот момент такого количества знаний. И, естественно, инструктор подыскал грамотный переход, чтобы проверить наши качества как капитанов и как рулевых, потому что в первую же ночь мы выходили в low water (низкая вода), когда легко было сесть на мель и были такие пограничные сложные моменты. Затем у нас был достаточно сложный переход против ветра, нужно было “на коленке” успеть проложить маршрут и все это во время сильной качки, поворотов, волны, да еще и ночью. Я для себя такого не ожидал, я работал на пределе своих возможностей и с полной самоотдачей. То есть как бы ты ни готовился, тебе будет встречаться нестандартные ситуации и твоя головная боль, твоя задача – быть к ним готовым. Для меня экзамен было сложнее, чем я ожидал, хотя мы были очень хорошо подготовлены. Были моменты, где я  выдыхал и рад был, что у меня все получилось, хотя я отдавал себе отчет, что было трудно.

Что у тебя самое тяжелое в программе было за эти 7 месяцев?

Я для себя, наверное, один момент отметил – это когда мы проходили в Бискае, там было очень холодно. Несмотря на то, что я с Урала, я там жутко замерзал. На ночных вахтах, там был пронизывающий ветер, и дождь, и ночь. И самое сложно – это были эти ночные вахты.

После того как программа закончилась для тебя, что-то изменилось в тебе или в твоем видении жизни?

Да, все изменилось. Я теперь стал капитаном, что налагает на меня ответственность вести людей в светлое будущее, шутка! А если серьезно, я, естественно, сблизился с морем, и уже не вижу своей будущей судьбы отдельно от него. Поэтому я и планирую переезд и работу на море в Черногории. Я уже этим и занимаюсь, и внутри себя изменился тоже. Когда ты видишь альтернативу обычной жизни, плюсы и минусы, ты можешь сравнивать и делать осознанный выбор.

Kакие у тебя отношения с морем и пригодился ли курс?

Да, я уже работаю в индустрии, и я уже неоднократно работал наемным капитаном и занимался перегонами. Был и двухнедельный поход в Шотландии, которое мне подыскал Юра (Прим. директор школы Юрий Фадеев), акватория там сложная – это правда, и я был в роли капитана. Я также купил на пару с отцом яхту в Хорватии – Jeanneau. У меня были коммерческие чартеры по Хорватии. Потом я перегнал яхту из Хорватии в Черногорию и в прошлом году в Черногории у меня было много коммерческих выходов. Клиенты были и иностранцы, и австрийцы, итальянцы, ребята из Украины и Белоруссии. В общем, стараюсь активно развиваться. И уже на будущий год планирую организацию местных походов в Черногории, мне очень понравилась эта страна, посмотрим как сложится сезон в новом году.

Comments system Cackle