+7 499 963 00 23 info@kabestan.ru

Юрий Чудайкин, программа 2019

БИОГРАФИЯ

Сдача экзамена: Октябрь 2020

Кавилификация после курса:  RYA Yachtmaster Offshore, Commercial Endorsement

ИТОГОВОЕ ИНТЕРВЬЮ, ЯНВАРЬ 2021

Зачем вы пошли на программу? Долго ли заняло принятие решения?

Я пошёл на программу, так как собирался и собираюсь ходить по морю под парусом, а денег чтобы проводить таким образом досуг у меня нет. Как впрочем и самого досуга. Поэтому когда то и родилась идея работать на парусниках. Я начал на крупных парусниках. От простого матроса дошёл до боцмана и помощника вахтенного начальника. Но убедился что на мало мальски достойную зарплату без квалификации расчитывать не приходится. Параллельно я в зимнее время работал во Франции на верфи, специализирующейся на реставрации деревянных лодок. И там познакомился с яхтингом. Французы, с которыми я участвовал в регатах на Лазурном берегу, подсказали мне, что квалификация RYA больше подходит для работы наёмным шкипером, чем национальная французская, которую еще и очень замороченно получать иностранцу. Когда я рассматривал различные школы RYA, то наткнулся на Кабестан, которая оказалась единственной русскоязычной школой с подобной программой. И, вообще, единственной школой с такой объемной программой подготовки. Конечно стоимость мне показалась высокой. Но я эти деньги заработал за одну зиму во Франции, и тогда мне казалось, что я смогу их либо быстро вернуть, пользуясь приобретенной RYA квалификацией, либо заработаю на реставрациях ещё. Кроме того я рассчитывал, что школа поможет мне с начальным трудоустройством. Решение я принимал недолго, в течении двух недель, наверное. Я позвонил Юре, и мне понравилась его манера разговаривать.

Какой был первый шок, что удивило, когда оказались на яхте?

Какого то особого шока у меня не было. На яхтах я бывал и ранее.

Что было сложнее всего преодолеть во время программы?

Для меня самым сложным было выступая в роли шкипера научиться руководить экипажем, а не командовать. У меня было много проблем с этим, но в итоге, понаблюдав за поведением Димы Кондратьева и Юры, я понял, как можно быть менее жестким и при этом не менее требовательным.

Как вы устроили ваш быт на яхте, как ели, спали, как организовали личное пространство?

С организацией быта особых проблем не было. Я «старый моряк и солдат» и поэтому умею жить из сумки в стесненных условиях, готовить еду, поддерживать чистоту себя и окружающего пространства минимальными средствами.

Предполагаемые финансовые расходы оказались выше, как предполагали, или ниже? 

Предполагаемые расходы оказались выше из-за накладок с билетами на Карибы и обратно. И из-за коронавирусного локдауна, эвакуации, дополнительного приезда в Англию, получения новой визы.

Кто были ваши инструктора и что самое важное каждый из них смог вам передать?

Инструктора научили меня следующему:
Юра —  легкости и непринужденность в управлении лодкой в самых сложных условиях.
Дима — пониманию того, отчего в гонке одни лодки идут быстрее, а другие медленнее.
Володя — умению просчитывать свои действия по управлению лодкой наперед.
Обри —  английскому юмору, множеству небольших, но важных практических навыков и что самое важное: грамотному употреблению английской морской терминологии.
Ричард — умению настоять на своём по-английски вежливо.
Уилл — вере в то, что даже самые начальные навыки судовождения можно самостоятельно применять на практике.
Ира — жарить блины.

Какое было самое сильное впечатление за время походов?

Самое сильное впечатление у меня было во время экзамена, когда Джеймс Дэвис (экзаменатор) объявил мне, что с его точки зрения я прекрасно подготовлен к роли шкипера, попросил высадить его в Хамбле, и самостоятельно идти швартоваться в Меркьюри.

Когда стало по-настоящему страшно?

Так, чтобы совсем уж страшно, не было. Но была пара нервных моментов, например, когда мы с Антоном и Алексом первый раз самостоятельно рифились на ночной вахте, без инструктора в очень нехилый шквал. Я тогда работал на мачте, точнее в обнимку с мачтой, и в темноте чувствовал себя как будто прыгнул с парашютом. А вцепившийся в штурвал Антон с глазами в пять копеек и висящий на лебедке Алекс не добавляли уверенности в том, что все кончится хорошо, но все же справились. Еще было не очень весело в декабре на подходе к Англии: усталость, холод, простуда. Мне лично было страшно, когда в декабре готовились к теоретическому экзамену и он, неожиданно, оказался сложнее чем я предполагал ранее. Из-за своего формата, жестких рамок по времени.

Сколько раз вы хотели сбежать с программы и что помогло вам остаться на ней?

Так, чтобы всё бросить и бежать, мне не хотелось ни разу, я люблю морскую жизнь, вахты, переходы. Но я все же воспользовался возможностью устроить себе отпуск в ноябре на обратном пути в Англию. Когда в Малаге я на неделю сбежал в объятия своей подруги и потом нагнал Скайлендер уже в Португалии.

Ваша любимая страна/гавань/акватория?

Моя любимая страна – это Португалия, именно как страна. Акватория — Карибское море, я как походил там, так и влюбился.

Отношение с командой – как развивались, как сложились в итоге, общаетесь ли сейчас?

Отношения с командой развивались по-разному, но по большей части дружественно. Были небольшие стычки с Костей, видимо, из-за очень разных бытовых привычек и одновременно высокого лидерства у нас обоих, но в итоге и с ним сумели ужиться. Сейчас продолжаем переписываться в чатике, но вяло, т.к. всем, как я понимаю, приходится выживать.

Экзамен был сложнее или легче, чем вы ожидали?

Практический экзамен показался поначалу легче, но потом стало понятно, что это подготовка у меня достаточная. Я всё лето проходил в гоночной команде в Питере на сорокафутовой генакерной лодке. И таким образом к экзамену отточил и закрепил навыки, полученные в Кабестане.

Что оказалось самым тяжелым в программе для вас лично?

Самым тяжелым было изучать учебники в переходах. Когда вечно невыспавшийся после вахт или бегающий по берегу насчет помыться, закупиться, починиться, желание вникать в теорию на чужом языке совсем не такое, как в спокойной обстановке.

Когда программа окончилась, что для вас изменилось, изменились ли вы и как?

До программы я хоть и работал рядом с яхтами, но чувствовал свою непрофессиональность. Теперь я берусь за штурвал и знаю, что нужно делать.

Какие у вас сейчас отношения с морем – курс пригодился? Решили ли работать в индустрии, и если нет то, как используете полученное мастерство? Планы на будущее?

Курс очень пригодился в смысле знаний и навыков, опыта хождения на яхте в разных условиях. Я как планировал, так и хочу применять все эти знания в работе. Работу ищу прямо сейчас, например старпомом.

 

 

Comments system Cackle