Россия: +7 499 963 00 23 | Великобритания: +44 7980 21 30 20 info@kabestan.ru

Ксения Старостина

quotes
«После двух недель в океане лодка кажется куда более родным местом, чем эта незнакомая, непонятная земля».
Спецпроект Кабестана: Faces & Races. Записала: Алена Лисецкая

Все началось, когда я училась в седьмом классе. Тогда, летом, на великой русской реке Волга родители учили нас с друзьями виндсерфингу. Яхты появились случайно: кто-то предложил заняться парусным спортом, чтобы мы лучше поняли, как работает ветер.

Занятия на швертботе «Тройной бумпель» проводили два брата. Они были восьми и двенадцати лет, младше нас, но выросли на лодке и казались мне яхтенными духами — светловолосыми, с голубыми глазами. Под парусом они чувствовали себя как рыбы в воде.

Единственную килевую яхту, которая была у нас на пристани, мы называли уважительно — «килевка «Светлана». Это был серьезный корабль, не швертбот. Но походить на ней вдоволь мы не успели: лето кончилось, а дома никакой парусной секции не было.

Невероятное желание ходить под парусом засело во мне с детства. Яхтинг попал в список вещей, которыми нужно обязательно заняться в жизни.

В яхтенной школе я оказалась случайно. На шкиперских курсах в Москве освободилось место, график занятий подходил, и я подумала: «А почему нет?» Целый год мы учили теорию в столице, а потом поехали на практику в Хорватию. То было начало прекрасной дружбы!

Я была единственной барышней, и когда дело доходило до управления яхтой, инструктор пускал меня к штурвалу и говорил: «А вы, девушка, просто старайтесь идти прямо». Но уже в первый день я правильно сделала то же упражнение, что и парни, и дискриминация закончилась.

Есть места, от которых ничего не ждешь, но приходишь туда на яхте — и они потрясают воображение. Так, очутившись в Турции на регате «Кабестан», мы долго не могли закрыть рот: швартовка у полуразрушенного города, маяк на вершине холма, сама регата, атмосфера — во всем был элемент первооткрывательства, чуда.

На яхте я познакомилась со своим мужем, Ваней. Тоже случайно: они с друзьями брали в Греции 50-футовую лодки, и чартерная компания требовала, чтобы на борту были два человека со шкиперской лицензией и опытом. С опытом у меня обстояло плохо, но общие друзья знали, что я отучилась на капитана, и позвали старпомом.

Чем дольше ходишь под парусом, тем острее понимаешь, какое это серьезное дело.

«В океане все происходит вдруг». Это Бродский, и я с ним согласна. Чем дольше ходишь под парусом, тем острее понимаешь, какое это серьезное дело. Начинаешь больше готовиться, больше опасаться, не ведешь себя, как развеселый выпускник, который не знает, как это бывает.

Мне важно было отметиться как шкиперу и испытать, из чего я сделана. Так мы с Ваней оказались на регате «Кабестан-Солент» в 2009-м, он капитаном на одной лодке, а я капитаном на другой. Начало было на все деньги: бушевал ветер, гремели волны, было очень страшно. Я думала, что поседею за эту гонку.

Учебу в яхтенной школе я оценила, когда у нас отказал двигатель. Без особой надежды я стучала пальцем по тем местам, по которым положено стучать, чтобы выгнать пузырьки воздуха, и это сработало!

Мы заняли приличное место и даже обогнали Ваню. Он был метрах в ста пятидесяти от нас, но попал в безветрие и стоял как вкопанный. Мы же двигались на легком ветру, и когда Ваня остался за кормой, команда хлопала и смеялась, а я шикала на них, чтобы не сглазить.

Яхта — она как лошадь. Нужно показать, кто здесь хозяин, нужно работать с ней вместе, быть уверенным, спокойным, но не заставлять делать невозможное.

Высшей точкой наших отношений с яхтами стала Трансатлантика. Мы с Ваней синхронно решили, что пора, и пошли. Нас удивили многие вещи, но больше всего — логистика и планирование. Сумки с едой, расход воды, запасные веревки, разные паруса — все-все-все нужно было предусмотреть.

В ноябре на Канарах куча людей, которые ищут место на яхте, идущей через океан. Такая романтика! Доски знакомств, резюме, каждый старается привлечь к себе внимание. «Семнадцать лет в море», «умею готовить», «играю на укулеле» — пишут самое разное, чтобы повысить свою привлекательность.

В первый же день на нашей яхте отвалился носовой рейлинг: проржавел. Шкипер пил как рыба, и объяснять испанскому сварщику, что приваривать и как, пришлось мне. Это было ободряющее начало.

Человека, живущего в большом городе, океан оглушает. Днем ты стартуешь в туче разных лодок, к вечеру видишь их топовые огни, а наутро вокруг не остается никого. Смотришь на плоттер, а там невероятное: на многие мили пустота. Все рассеиваются!

«Пристанем к земле — брошусь ниц и буду ее целовать», — думала я, когда готовилась к переходу. Но нет! Ступить на берег совсем не так волнительно, как разглядывать его туманные очертания вдали. Представляете, на горизонте что-то появляется, а ты стоишь и гадаешь, как в пиратском романе, облако это или земля.

После двух недель в океане лодка кажется куда более родным местом, чем эта незнакомая, непонятная земля.

Родственники отправляли нас в океан несознательно, бодро. После говорили, что было страшно, что очень ждали наши дневники — ежедневно каждый член команды писал что-то со спутникового телефона от имени всего экипажа. Внимательнее всех за переходом следила бабушка. Она даже специально летала в Лондон, чтобы вместе со мной выбирать правильные яхтенные штаны.

Чем опытнее яхтсмен, тем меньше внимания он обращает на экипировку. Я готовилась к Атлантике, упаковывалась в Musto-Gaastra, а оказалась на лодке с 17-летним Джеймсом, который носил старые мокасины, сломанные часы, болтающиеся на половине ремешка, пластиковые очки и какую-то безумную панамку. Джеймс был лучшим моряком из всех, что мне встречались.

Я восхищаюсь людьми, которые не пользовательски относятся к яхтам. Если что-то сломалось, могут прикрутить, починить, придумать замену. Настоящий яхтсмен — он именно такой. Мне до них далеко! Я живу яхтингом эстетски, теоретически: люблю эту романтику, фотоработы Майкла Кана (Michael Kahn).

Лучшее, что может сделать для своего шкипера старпом, — молчать. Мне тяжело дался переход от капитана обратно к старпому. Всегда ведь кажется, что ты знаешь лучше. Знаешь? Так сам бери лодку! Иначе максимум, что ты можешь, — это озвучить свою точку зрения, если спросят.

Обычно на яхте я бросаю гневные взоры и призываю всех к дисциплине.

А как-то мы устроили на лодке дискотеку прямо во время гонки! Представляете, регата «Кабестан», гонка вокруг острова Уайт, серьезные участники, мы держим место в честной серединке. Подходим к финишу, и тут ветер заканчивается. Темнеет. Тишина. Мы ждем, ветра нет, и постепенно на палубе появляются еда и шампанское. Вечер перестает быть томным, мы врубаем «Рианну», и весь пролив заливается томным «Раааам-па-па-паааам».

На соседних лодках лежат и не дышат, стараются принять более аэродинамическое положение, хоть как-то продвинуться в этом безветрии. Мы кутим. Мы танцуем. Мы собираем злобные завистливые взгляды… Закончилось все как в басне «Стрекоза и Муравей». Ветер начался, они были готовы, а мы нет, и нас лихо обошли.

Правда, на финише лидеров пронесло мимо, и у нас оставался шанс на приличное место, пока они выгребали против течения и возвращались в створ. Но в мире есть справедливость: я перепутала огни и отправила нас не туда, так что каждый занял то место, которое заслуживал.

Я люблю «Кабестан» за ощущение спонтанного праздника и с ностальгией вспоминаю первые, «домашние» регаты, когда все только начиналось. На одной из таких регат мы подготовили маленький мюзикл «Капитаново горе», переделав стихотворение «Федорино горе», и приглашали всех послушать. Выступать было весело, но готовиться — еще веселее. Я рисовала постеры, обклеивала ими марины, у меня до сих пор один хранится. Подтянулось полрегаты, мы пели, читали стихи и разошлись далеко за полночь.

Есть люди, которые гоняются на результат. Результат — это важно и нужно, но этого мало.

Гоняясь, я получаю удовольствие от моря и лодки, наслаждаюсь процессом. Выигрывает тот, кто допустит меньше ошибок, и я довольна, если мы все сделали славно и не налажали. Кто-то оказался быстрее нас? Что ж, неплохо, есть к чему стремиться.

Все материалы, опубликованные на этом сайте, являются собственностью яхтенной компании “Кабестан”. Пожалуйста, не копируйте текст без разрешения. Если вы хотите использовать какие-либо материалы, пожалуйста, свяжитесь с нами — info@kabestan.ru

21–я регата Кабестан – Хорватия 2017

Крупнейшая российская регата: драйв, брызги, парус, адреналин — это все наши майские праздники!
За 13 лет более 6000 человек доверили нам свои отпуска и не пожалели.

Узнай подробности!


Comments system Cackle

Shares