Россия: +7 499 963 00 23 | Великобритания: +44 7980 21 30 20 info@kabestan.ru

Дмитрий Зарицкий

quotes «Я хочу, чтобы люди занимались парусом, знали, уважали и умели управлять яхтой. После этого я, возможно, успокоюсь. А возможно, и нет».
Спецпроект Кабестана: Faces & Races. Записала: Алена Лисецкая

 

Я родился в Николаеве, городе корабелов и моряков, но в парусную секцию попал из теннисной. Прогуляв последние два урока в школе, я раньше времени пришел на тренировку, а корты были на одной территории с парусной школой. У знакомых ребят не хватало матроса на «Кадете», они позвали — и завертелось.

Тренеры были требовательные и к нам, и к себе. Держали в ежовых рукавицах: первый раз прогулял без причины — дали шкурку, второй раз прогулял — за ворота. Кто хотел заниматься, держались зубами и занимались.

Сегодня занимаются только те, кого действительно зацепило, взамен чего-то другого. Сегодня совсем не те реалии у детей. Куча репетиторов, кружков, увлечений, секций… Спорт уходит на второй план. Но интерес к парусу передается по наследству. Родителей, в детстве занимавшихся парусным спортом, убеждать не нужно: они сами приводят детей и помогают школе.

Мы ходили еще на «Лучах», сделанных досерийно, на лодках, вручную вылепленных с первых американских «Лазеров». У меня даже были результаты, но потом я поступил в военно-морское училище и уехал в Калининград. Начал заниматься гребно-парусным многоборьем, а дальше стал делать карьеру и про парус много лет не вспоминал.

Глобальной разницы между советской и российской парусной школой я не вижу. Школа — это традиции и требовательность, а они либо есть, либо нет.

Иногда из карьериста я становился яхтсменом. Однажды мы с друзьями ходили на Канарах. Лодка была из Средиземки, лоций Атлантики на ней не держали. Местные уверяли, что приливы невелики, острова вулканические и мелей можно не бояться. Словом, когда экипаж попросил отдохнуть, я выбрал маленькую бухту с подветренной стороны острова, выдал якорь и лег спать. А когда собрался уходить, то выяснилось, что некуда, потому что воды под нами нет. Катамаран крепко встал на поплавки.

Интернета у нас не было, таблиц приливов-отливов — тоже. Я почесал затылок, позвонил домой и попросил написать от моего имени в ЖЖ: мол, не знает ли кто приливов-отливов в этой маленькой бухте. Первым откликнулся Юра Фадеев и ехидно так поинтересовался, не сел ли я в этом районе на мель. «Ну что ты, — естественно, ответил я. — Нет-нет, так, просто интересуюсь». Ну, Юра мне сообщил, что следующая высокая вода — в четыре утра, и это наш «единственный шанс смыться, потому что дальше будет хуже». Каким-то чудом мы не проспали и смылись, и теперь, спустя десять лет, Юра об этом узнает.

В 2008-м я вдруг решил вернуться в большой спорт: смотрел Олимпиаду в Пекине, болел за ребят, с которыми раньше гонялся, и меня укололо. Купил «Лазер», стал отчаянно тренироваться. Программа «Лондон 2012», придуманная для самого себя,   вытащила меня из рутины, но готовиться в одиночку вскоре надоело, и я перешел в крейсерские яхты. Стало получаться, и я весь отдался любительским гонкам на Средиземке.

А потом пришло осознание, что в Европе и так все хорошо. Все развивается и без нас. А дома паруса как не было, так и нет.

Так в 2012-м я решил посвятить себя парусному спорту не «где-то там», а в любимом Калининграде. Как раз проходили выборы в Федерацию, я вошел в новый, измененный состав — ответственным за развитие парусного спорта. Устроил оттепель, принялся все менять. Пытался убедить, что надо раскачивать если не олимпийский, то хотя бы детский парусный спорт.

Федерация — это взрослые люди, владельцы крейсерских яхт. Они ходят под парусом в свое удовольствие и не особенно заинтересованы спортом. Так что моя оттепель быстро закончилась: все это было сложно и никому не нужно. Пока я был на регате, меня исключили из состава Федерации по какому-то надуманному предлогу. Похоже, слишком рьяно отстаивал интересы спорта.

Тогда мы с единомышленниками создали спортивный клуб. Купили «Оптимисты», «Лазеры», SB20, буи, какой-то спортивный инвентарь. Начали гоняться сами и учить других. Мне казалось, что, чем больше людей мы затронем, чем больше соревнований проведем, тем скорее общество само начнет обращать взгляды в сторону парусного спорта, а не круизного яхтинга.

Я не против круизных походов и отдыха на воде — это прекрасно. Но дело Федерации — поддерживать спорт, а не походы и отдых. Тем более если ее деятельность финансируется по линии Министерства спорта. Государственное дело — развивать спорт, а для круизов и отдыха на воде есть клубы.

И тут мне предложили принять участие в конкурсе на должность директора муниципальной парусной школы. Я думал, формальность, нужно кого-то своего утвердить на должность. А меня и правда выбрали.

Лодки, что были в школе, пришлось списать сразу: все семидесятых годов, не то что не ехали, на них занятия было небезопасно проводить. Собственно, лодками они были лишь по документам, а на деле — гнилые и дырявые корпуса без оснастки и парусов. То же и здания: ветхие, старые, требующие если не замены, то уж точно капитального ремонта. Мы их ремонтируем, наводим порядок, выжимаем из территории максимум.

Я всегда натыкаюсь на стереотип, когда говорю, что работаю директором парусной школы. Сразу это: «Воу, воу, спорт для дэнди! Англия, королевские гонки!» Но сколько бы мы ни считали, парус — он не дороже, чем любой другой вид спорта. Мне бы не хотелось, чтобы он ассоциировался с избранностью, затратами, невероятной дороговизной.

Однажды, изучая документы одной любительской русской регаты, я спросил, откуда такой запредельный стартовый взнос. Организатор ответил мне вопросом на вопрос: «А что, ты хочешь гоняться с водителями трамваев? Это бизнес-регата для избранных, тут не место обычным людям». Я категорически против такой постановки вопроса. Все, кто хочет гоняться, имеют на это право. Если ты порядочный, умелый, умный, то неважно, откуда ты родом.

Я хочу, чтобы парусный спорт был доступным, чтобы в клуб и школу приходили люди с разным достатком.

Не верю, что в России возможна честная, анонимная спонсорская помощь. У нас не спонсоры, а меценаты: люди знают лично тебя и не против помочь, потому что уверены, что ты не пропьешь, не распилишь, не распихаешь по карманам. Никогда не встречал, чтобы пришли и сказали: «Дим, у нас крупная компания, оборот сто пятьсот миллионов, мы не против дать тебе один». Если вы такие есть, приходите.

Одна из проблем парусного спорта в том, что его не умеют объяснять по телевизору. Все мнят себя великими футболистами и хоккеистами, сидя с банкой пива. Вот они бы играли, они бы забивали! А парус тяжело обсуждать, потому что непонятно, что в нем происходит. А непонятно — так и не интересно.

Парусный спорт пытаются сделать зрелищнее, делая гонки жестче и короче, перенося их в прибрежную зону. Но «хлеба и зрелищ» — неправильное направление для парусного спорта. Он прекрасен не этим. Если все олимпийские классы посадят на подводные крылья и отправят летать, станет больше крови и больше столкновений, но не больше спорта.

Обычный человек видит яхту разве что на рекламном билборде, как задник для роскошной жизни. Но и это плюс в карму парусного спорта.

Если вы развиваете детскую парусную школу, проводите открытые уроки и дни открытых дверей. Приглашайте целыми семьями: «Приходите, посмотрите, попробуйте». Это работает. Люди активные, они ищут, где провести выходные. Если человек однажды веревочку в руках подержал, на воду вышел, паруса поставил, ему это западает в душу.

Идеальная модель вовлечения — парусный центр. Когда ты приходишь в любое время, как в фитнес-зал, и знаешь, что за час получишь свою порцию знаний и адреналина. Когда есть понятное расписание, группы, цены, свободны лодки и инструкторы, и остается только выбрать, когда и с кем заниматься. В девяностых тоже никто не верил, что в фитнес-залы будет кто-то ходить, а сейчас они круглые сутки забиты.

У нас до обидного развито мерение спинакер-гиками. Все соперники, делиться знаниями и опытом не хотят, вдруг ты окажешься лучше и обыграешь.

Приходишь в яхт-клуб — и те, кто там уже обосновался, смотрят на тебя как на чужака, зверем, как в голодные годы. Ты им не нужен, ты раздражитель, который претендует на ресурс, которого и так мало. В Европе, если тянешься куда-то, тебе дают руку помощи, а в России — по руке бьют.

Парусный спорт — годами сложившийся мир, и это то, что отталкивает новых людей. На их счет готовы язвить, шутить, обзывать, вешать ярлыки, и только если эти новые люди будут упорствовать, бороться, продолжать заигрывать с яхтенным сообществом, несмотря ни на что, то оно снизойдет до человека и примет в свои ряды.

У кого бы за рубежом я ни просил совета, никогда не встречал отказов. Даже признанные мэтры парусного спорта помогают. Однажды на Чемпионате Европы в классе J/70 итальянцы, идущие в десятке мирового рейтинга, обратили внимание на настройку нашей лодки. Сказали, что переделать, чтобы повысить скорость, а затем на электронную почту прислали свои настройки и рекомендации.

У нас по-другому: «Ты потому и делишься знаниями, что у тебя их нет». Как ни подойду к российским профи, чтобы спросить, почему они выиграли, ответ один: «Ну, просто повезло». Раз просто повезло, два просто повезло, три… Это система, а не случайность. Что же, у нас все везучие такие?

Спорт есть спорт, пусть выигрывает сильнейший, но давайте делиться знаниями: мы все от этого будем лучше.

Я хочу сделать так, чтобы парусный спорт в Калининграде стал приоритетным. У нас сумасшедшие возможности, огромное количество воды, мягкий климат, льготный режим налогообложения и ввоза инвентаря. Когда говорят, что у нас в приоритете не парус, а хоккей на траве, мне и смеяться, и плакать хочется. Я хочу, чтобы люди занимались парусом, знали, уважали и умели управлять яхтой. После этого я, возможно, успокоюсь. А возможно, и нет.

 

Все материалы, опубликованные на этом сайте, являются собственностью яхтенной компании “Кабестан”. Пожалуйста, не копируйте текст без разрешения. Если вы хотите использовать какие-либо материалы, пожалуйста, свяжитесь с нами — info@kabestan.ru

 

Faces and Races

 

 

21–я регата Кабестан – Хорватия 2017

 

Крупнейшая российская регата: драйв, брызги, парус, адреналин — это все наши майские праздники!
За 13 лет более 6000 человек доверили нам свои отпуска и не пожалели.

Узнай подробности!
Shares